100 лет не старость: почему генная инженерия ближе, чем кажется, и мы к этому не готовы

Искусственный интеллект уже будоражит умы таких светил, как Илон Маск и Билл Гейтс. Много размышлял об этом и Стивен Хокинг.

Все они утверждают, что ИИ будет создан, и каждый следующий день только подтверждает это.

Но есть и обратная сторона этой перспективы готовы ли мы к ней?

Биоинженерия позволит людям контролировать их собственную эволюцию. С помощью технологий клонирования или генной инженерии человек сможет довольно быстро создать мир, в котором он сам будет решать, как ему жить и умирать.

Например, недавняя новость о том, что ученые совершили громадный прорыв в генной инженерии. Если вкратце, то они научились воздействовать на ДНК эмбрионов, что позволяет избавлять их от мутаций, вызывающих болезни.

И это только начало больших изменений, которые ждут нас.

Майкл Бесс, автор книги «Будущее наших правнуков: Жизнь в биоинженерном обществе» говорит: «Все идет к тому, что мы получим силу, которую контролировать будет очень непросто. Но это не повод не развиваться и не идти вперед».

Мы встретились с Бессом и поговорили о его новой книге и технологических изменениях, которые ждут нас.

В 100 лет человек будет чувствовать себя 45-летним

Вы пишите в своей книге, что биоинженерия будет следующей технологической волной, которая накроет человечество. И она будет намного мощнее, чем все предыдущие. Объясните, что вы имеете в виду?

Майкл Бесс: Все индустриальные революции прошлого тем или иным способом изменяли окружающий мир для того, чтобы человеку жилось легче, лучше, чтобы он был более здоровым и жил дольше.

Переход от кочевого сельского хозяйства к оседлому в прошлом означал шаг вперед.

Следующий большой прыжок это промышленная революция конца 1700-х начала 1800-х годов. Она полностью изменила наше отношение к окружающему миру, который мы уже могли, так или иначе, контролировать.

Почему я вспоминаю об этих поворотных моментах в развитии человечества? Потому что если тогда появилась возможность контролировать мир вокруг, то развитие сегодняшних технологий направлено уже на нашу биологию, наши тела и умы.

Итак, вместо того, чтобы изменять окружающий мир, у нас появится возможность изменяться самим.

Но возникает другой вопрос: как это сделать мудро, чтобы не навредить человечеству?

Так нужна нам эта революция в биотехнологии или нет?

Майкл Бесс: Ни в коем случае не хочу впадать в технологический детерминизм.

Некоторые писатели, такие как американский футурист Рэймонд Курцвелл, утверждают, что хотим ли мы или нет искусственный интеллект будет создан и придется с этим смириться.

Но я не рассматриваю этот процесс, как что-то отдельное от человека. Общество и технологии будут сосуществовать рядом, и человек сможет выбирать, как им входить в нашу жизнь.

Все зависит от человека. Да, мы не можем остановить реку, но мы можем с помощью каналов влиять на ее направление. Так и с технологиями.

Если говорить о сроках. Ведь речь о середине XXI века, да?

Майкл Бесс: Абсолютно правильно.

Как улучшиться жизнь человека после этой революции?

Майкл Бесс: Изменения будут просто невероятными. Мы станем намного здоровее, будем жить дольше, а главное мы будем чувствовать себя моложе.

Речь идет о том, что если человек живет дольше, то требуется и больший диапазон здоровья. А значит, в 100 лет он будет чувствовать себя 45-летним. У него будет тело и разум человека средних лет.

Новые биоэлектронные устройства помогут нам улучшить наши познавательные способности. Мы сможем лучше запоминать, анализировать, глубже понимать суть явлений.

Следующее: биотехнологии. Думаю, что с их помощью удастся победить рак. Это станет возможным благодаря вмешательству в ДНК человека во время зачатия.

Я скажу вам больше: мы сможем изменять даже характер человека, работу нашего организма, даже умственные процессы!

100 лет не старость: почему генная инженерия ближе, чем кажется, и мы к этому не готовы

Люди никогда не будут готовы к изменениям

Изменения более чем глобальные. Сможем ли мы приспособиться к ним. Принять?

Майкл Бесс: Это то, что меня беспокоит. Людям нужно время для того, чтобы принять эти изменения. И я не уверен, что у нас его будет достаточно. Ведь все будет происходить намного быстрее, чем в прошлом. А это значит, что людям потребуется больше времени для того, чтобы приспособиться к изменениям, выработать новые привычки, умения, совершенно другой подход. Как же нам подготовиться к грядущим переменам?

Майкл Бесс: Думаю, люди никогда не готовы к таким изменениям. Но есть большая разница, когда они происходят на протяжении столетия, или всего лишь за каких-то 20 лет.

Конкретный пример: мои студенты. Они шагают по жизни, уставившись в свои мобильные телефоны. Среди них есть очень талантливые молодые люди, но 95% из них живут исключительно в своих смартфонах всегда и везде. Солнечный день, деревья, люди они не видят всего этого, потому что их глаза в телефонах. Они же заперты в своем маленьком мирке.

С одной стороны это позитивно, ведь они общаются с другими людьми, узнают что-то новое. Но с другой, понимают ли они, что теряют?

Не секрет, что к технологиям поначалу будут иметь доступ богатые люди…

Майкл Бесс: Эта проблема существует. Неравенство и так присутствует в нашем обществе, а тут, оно, что называется, будет вписано в саму нашу биологию.

Тем, кто родился в бедной семье, станет еще труднее пробиться наверх. Ведь кроме неравенства в здравоохранении и обучении, теперь будет еще неравенство «биологическое» когда с помощью биотехнологий богатые люди смогут достичь большей производительности.

Потому мы должны взять за модель Швецию: взять на вооружение все эти новейшие технологии, но продумать, как сделать так, чтобы к ним имели доступ абсолютно все граждане.

А как относительно бедных стран? Ведь неравенство будет только расти?

Майкл Бесс: Об этом я беспокоюсь больше всего. Мы обсуждали это и со студентами и пришли к выводу, что если эти технологии появятся в обществе, которое основано на конкуренции, и где существует неравенство, мы только усугубим ситуацию. Только в этом случае неравенство будет вписано в нашу биологию, и поэтому его будет гораздо труднее преодолеть.

Полагаю, нам нужен такой себе план Маршалла, который предложит эти технологии людям во всем мире. Скажете, несбыточная мечта? Возможно. Но в своей книге я описываю случаи, когда страны объединялись. Например, в вопросе глобального изменения климата.

Мы несовершенны сегодня и будем несовершенными всегда

Читая вашу книгу, я много думал о психологическом воздействии новых технологий. Не превратиться ли это в гонку за совершенством? Что вы об этом думаете?

Майкл Бесс: Замечательный ученый из Гарварда Майкл Сандел поднимает этот вопрос в своей книге «Дело против совершенства». Он беспокоится о том, как мы будем воспринимать собственные несовершенства, а самое главное недостатки других людей. Не приобретет ли это какие-то новые формы?

Но я об этом не так сильно беспокоюсь. Ведь мы несовершенны сегодня и будем несовершенными всегда. Ведь мы не боги, в конце концов. Совершенство это мираж, который никогда не станет явью. У нас просто появятся дополнительные возможности, всего лишь.

Учитывая человеческую природу, я склонен думать, что нельзя уж очень доверять людям, когда они получат этот новый инструмент силы…

Майкл Бесс: Несмотря на то, что нам удастся влиять на природу человека, мы по-прежнему будем иметь несметное количество уязвимостей. Да, люди будут здоровее и будут жить дольше, но они все равно будут смертными. Мы все равно будем расстраиваться и нервничать из-за вещей, происходящих с нами. Мы будем разочаровываться в себе и других людях. Мы будем бороться друг с другом.

Природа человека будет меняться, это так. Но большая часть вещей, с которыми мы сталкиваемся, пытаясь жить достойно и значимо они останутся.

Что действительно страшит это то, что человек получит возможность влиять не только на окружающий мир, а и на свою биологическую сущность на разум, дух и душу.

Тут возникает другой вопрос. А как будет жить человеку в мире ходячих богов? Я, например, не знаю ответа…

Майкл Бесс: Согласен с вами. Думаю, мы не можем ответить на этот вопрос, потому что прошло совсем немного времени, как он возник перед нами. А со временем, полагаю, человечество научится отвечать на эти вопросы.

Они всегда остаються неизменными: «Что значит быть человеком?», «Что значит жить хорошей жизнью?», «Что для нас действительно важно?», «О чем не следует беспокоиться?»

Все эти важные вопросы, связанные с моральностью, религией и духовностью человечеству следует решить и сделать это конструктивно.

Но это не дело одного года. Это требует времени и немалого.

Чтение мыслей человека это абсолютное зло

Знаю, вы не любите прогнозов, но спрошу: не торопимся ли мы броситься в этот новый мир, или волноваться нет причин это сулит нам одни плюсы?

Майкл Бесс: Думаю, мы бросаемся в реку, где перед нами возникнет череда выборов. Каждому из нас придется решать, какие технологии выбрать для себя. Как родителям, нам придется принимать решение, какие технологии нужны нашим детям. И как членам общества какие из технологий следует запретить сразу же во избежание страшных последствий.

Думаю, одна из технологий, на которую необходимо наложить запрет сразу же, это чтение мыслей человека. Это, несомненно, абсолютное зло, и разработка и применение такой технологии должны быть запрещены сразу же.

Потому к новым технологиям надо подходить очень осторожно и критично. А для этого люди должны хорошо изучить их, чтобы принять разумное решение, что мы берем на вооружение, а что запрещаем или откидываем сразу же.

Таким образом, есть два сценария: общество, где царит неравенство, или общество, где удалось сохранить те вещи, которые делают нашу жизнь достойной: любовь, дружба, доброта, вежливость, сотрудничество, компромисс.

На мой взгляд, второй вариант развития сценария возможен. Но для этого всем нам придется сделать правильный выбор: и на личном уровне, и на уровне семьи и общества. На всех этих уровнях мы столкнемся со множеством суровых дилемм, связанных с подготовкой к этим очень быстрым изменениям.

Перевод: vox.com

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о